Главная » История Москвы в лицах

Шут Савельич: крепостной плут

« Назад

20.09.2013 20:17

Шут был вор. Он воровал минуты.

Грустные минуты тут и там...

В.Высоцкий

 

Как писал современник, баре «любили забавников, тунеядцев. Карлики стояли у обеда за стулом госпожи и дерзко, сердито отвечали ей. Шуты в шелковых разноцветных париках, с локонами, в чужом кафтане, в камзоле по колено, передразнивали, ругали хозяев, родственников, приятелей их и уличали в худых поступках…. Дураки, в одежде из лоскутков, являли собой посрамление человечества: их дергали, толкали, мазали по губам и беспрестанно тревожили».

В начале  19 веке в Москве популярностью еще пользовались домашние шуты. Одним из таких шутов, оставивших свое имя на страницах истории, бал  шут Иван Савельич Сальников. Легендарная личность.

Бывший крепостной князей Хованских, уже в начале 19 века он получил вольную и  гостил то у одного, то у другого «поклонника».

                             ivan-savelievich 2

Вот что про него говорили современники:  «Дурак Хованских Иван Савельич был на самом-то деле преумный, и он иногда так умно шутил, что, не всякому остроумному человеку удалось бы придумать такие забавные и смешные шутки.

Хованские его очень любили и баловали. Для него была устроена особая одноколка, и лошадь дана в его распоряжение, и он пользовался этим экипажем и езжал на гулянья, которые бывали на масленице и на Святой неделе. В чем он катался зимой - не помню, а в летнее время он отправлялся на гулянье под Новинским в своей одноколке: лошадь вся в бантах, в шорах, с перьями, а сам Савельич во французском кафтане, в чулках и башмаках, напудренный, с пучком и кошельком и в розовом венке; сидит он в своем экипаже, разъезжает между рядами карет и во все горло поет: «Выйду ль я на реченьку» или «По улице мостовой шла девица за водой». И все эти вздоры забавляли и тешили тогдашнюю публику».

Однажды, обязавшись чихнуть на каждой из ста двадцати ступеней, Савелич  добросовестно "вычихал себе дом" у одного московского вельможи, славившегося в ту пору своими чудачествами, да не абы какой, а двухэтажный каменный.

 

Ивана Савельича знала буквально «вся Москва», и в барские дома его продолжали приглашать до середины 1820-х годов: он был очень остроумен и боек на язык.

                                               ivan-savelievich

 Кстати, великий Пушкин упоминает Савельича в одном из своих писем к своему другу библиофилу С.А. Соболевскому в 1828 г. в связи с разбором (вероятно редакцией) одной из глав "Евгения Онегина".

«Он был маленького роста, плотный, совершенно лысый,  походка его была очень странная, как будто он подкрадывался к чему-нибудь, вся фигура его была вполне шутовская… Он знал много французских слов и в искаженном виде перемешивал их с русскими, всегда шутовски и остро; тершись в большом свете, он понимал французский разговор, был умен и остер в своих шутках. Он очень не любил, когда кто-нибудь относился с презрением к шутовству. Так что, когда он однажды услышал, что кто-то сказал: „Только в Москве еще водятся шуты, а уж в Петербурге их нет“, то он заметил, довольно дерзко, в защиту Москвы и шутов: „Почему в Петербурге нет шутов? Потому что, как только появится шут, его тотчас шлют в Москву сенатором“».

Круг аристократических знакомств у Ивана Савельича был так велик, что в 1812 году, перед занятием Москвы генерал-губернатор Ростопчин поручил ему развозить по городу патриотические афишки.

Савелич был  плутоват. Он мог  подкупить горничную и выведать у нее секреты барыни. А затем приходил к барыне, гадал на кофе и бобах и ах!  Был очень прозорлив!

Рассказывали, что однажды князь Н. Б. Юсупов Первого мая гулял в Сокольниках в компании с Савельичем, разряженным в блестящий глазетовый кафтан. Встретили какую-то мещанку. Юсупов стал ее подначивать: - «Ударь его в щеку; я дам тебе целковый». - «Ах, батюшка, - возразила женщина, - как же я посмею». - «Да ведь это шут, Иван Савельич». - «Да вы меня обманываете: вишь, они весь в золоте». - Тут Савельич вмешался: — «И, сестрица, что ты его слушаешь, и впрямь, он все врет. Я — князь Юсупов, меня все знают. Ты вон лучше его ударь, а я тебе дам три целковых». — И глупая женщина поверила и, как уверяли, едва не заехала владельцу «Архангельского» по шее.

По свидетельству А Я. Булгакова, к 1824 году Савельич разбогател и торговал чаем и бакалеей. 



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить