Главная » История Москвы в лицах

Глеб Жеглов и Володя Шарапов: прототипы знаменитых героев

« Назад

27.11.2013 17:36

                                     кадр 1

Персонажи героев Владимира Высоцкого и Владимира Конкина, то есть Глеб Жеглов и Володя Шарапов, хоть во многом и собирательные, но все-таки имеют реальных прототипов, вокруг которых и "собирались" эти самые образы.

"Фамилию Жеглов Аркадий Вайнер услышал в первый раз ещё в 1960-х, когда пришёл работать в следственный отдел МУРа. Кто-то из старожилов рассказал ему, что сразу после войны был в милиции такой опер, но в 1950-х у Жеглова случился конфликт с начальством и он застрелился"

                                                     арапов

                                               Владимир Арапов. 1950 год

Георгий Вайнер, автор сценария фильма "Место встречи изменить нельзя", писал в своих воспоминаниях: "Хотя Шарапов - это и собирательный образ, но у него есть прототип - Володя Арапов, ставший позднее начальником отдела МУРа. Он участвовал в захвате знаменитой банды Митина, которую мы, собственно, и персонифицировали как "Черная кошка".

По отзывам коллег, Арапов имел нрав крутой и характером больше походил на «киношного» Жеглова, нежели на интеллигентного Шарапова. 

Как гласят заслуживающие доверия источники, дело было так. В трудные послевоенные годы компания дворовых ребят решила разыграть своего соседа - богатенького директора московского торга. Мальчишки невзлюбили его за то, что директор "жировал" в тылу, тогда как их собственные отцы сражались на фронте. Руководил подростковой хулиганской шайкой семиклассник Володя Колганов.

Ничего такого противозаконного по младости лет они не делали - просто периодически рисовали на его двери черную кошку. Мол, берегись, зараза! Но страшные слухи поползли по городу. Приложил к этому руку и сам директор торга, обладавший немалыми связями в МГБ. Оперативники по приказанию высокого начальства начали активно искать именно шайку, которую в чисто оперативных целях сами же назвали "Черная кошка". Подключился и МУР.

Слухи поползли по городу. Многие московские налетчики, "прочухав" пользу от такого шикарного криминального пиара, взяли за правило после каждого "дела" малевать знак "черной кошки" на дверях потерпевших или подбрасывать под дверь квартиры черного котенка. И никто не сомневался, что орудует одна банда.

Оперативники МУРа и МГБ сбивались с ног в поисках чудесным образом "расплодившихся" бандюг. Народ начал говорить, что "черная кошка" служит предупреждением о будущем ограблении. Хотя, если подумать трезво, то на кой ляд налетчикам предупреждать потенциальных жертв о грядущей краже?

Тайну "Черной кошки" раскрыл правнук самого А. С. Пушкина - Григорий Григорьевич Пушкин, до войны работавший оперуполномоченным Уголовного розыска Октябрьского райотдела столичной милиции, а с 1946 года трудившийся в МУРе. Он-то и "расколол" незадачливых пацанов, с легкой руки которых по Москве расползся пугающий слух о "кошачьей" банде.

Но банда, которая послужила прототипом криминального сообщества в романе братьев Вайнеров, а затем и в фильме Станислава Говорухина "Место встречи изменить нельзя", все-таки была. Это была как раз банда Ивана Митина, нагонявшего страху на всю Москву в послевоенные годы.



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить