Главная » Корзина, картина, картонка и.... Быт москвичей

Комсомольское Рождество в Москве: "Мы с тобой враги попам..."..

« Назад

20.01.2014 17:15

 Семен Кирсанов в стихотворении «Рождество» («Комсомольская правда», 1928, 25 дек.) обратился к комсомольцам с призывом: «Праздновать рождество – значит праздновать рабство с невежеством!.. Елки сухая розга маячит в глазища нам, по шапке деда Мороза, ангела – по зубам!».

В 1922 году практически по всем городам России комсомол «дал бой религии», проведя на Рождество массовые антирелигиозные демонстрации с ряжеными, факелами, оркестрами и пением революционных песен.

комсомольское рождество2

Комсомольцам рекомендовалось проводить обход по домам с красной звездой, "славя Советскую власть", устраивать "красные елки". Основным лозунгом кампании было: "Смотр низложенных богов". Комсомольцы должны были показать, что в праздниках нет никакой святости, а новому поколению не нужны ни боги, ни черти.  Комсомольцы в Москве (сорок тысяч человек) и других городах «весело» похоронили религию, героев старого быта, любителей побездельничать в Рождество – Макдональдов, священников, пьяниц, монахов, гадальщиц. Они осмеивали елки и церкви, рядились в попов, ксендзов, пасторов, раввинов и читали «проповеди», а потом под музыку, хохот и пляски жгли иконы, макеты церквей, ризы священников.

комсомольская пасха

Интенсивная подготовительная работа комсомольцев к рождественским мероприятиям способствовала хождению самых невероятных слухов. В частности, недели за две до "комсомольского рождества" по стране упорно распространились слухи, что комсомольцы будут врываться в церкви, вытаскивать иконы и кресты, сжигать их, избивать священнослужителей. Многие боялись, что комсомольский праздник станет очередным крупным актом вандализма, как во время изъятия церковных ценностей. 

Как писали газеты, «невиданное зрелище узрела богобоязненная московская обывательщина». По Петровке, Садовой и Тверской протянулся нескончаемый людской поток, а над ним колыхались тысячи флагов, картонных фигур, плакатов, гласивших: «Религия - опиум для народа», «Человек создал бога по образу своему». В грузовиках везли «низложенных богов»: седобородого «Бога-отца» в окружении «святых», жёлтого Будду, вавилонского Мардука. Ряженые изображали раввинов, ксендзов, но больше всего, конечно, было «попов» с приделанными бородами и одетых в священнические облачения, конфискованные или попросту украденные из храмов. Они громко обещали верующим потусторонние блага, при этом алчно потирая ладони. Среди толпы с визгом бегали чёрно-красные «черти» в масках с рогами.

Перед церквами карнавал делал остановки и «служил молебны», распевая «Монахини святые, все жиром налитые» и «У попа была собака». «Комсомольский поп» зычно возглашал: «Радуйся, о Марксе, великий чудотворче». Его товарищи, получали от него «благословение». На чёрном гробу с «мощами» восседал фальшивый «монах». Под звуки военных оркестров, смеха и залихватского пения «Ах вы, сени, мои сени» на площади Александровского вокзала были сожжены фигуры «представителей небес». 

Местные комитеты комсомола, отчитываясь перед ЦК РКСМ о проведении "комсомольского рождества", как положительное явление отмечали, что мероприятие вызвало "злобу среди обывателей, стариков и остальных религиозных слоев населения", хвалились, что "наделали громадный шум среди обывательщины". Негодование духовенства и "обывательской" общественности приравнивалось комсомольцами к трусости, боязни духовенства потерять паству. 

Посчитав кампанию "комсомольского рождества" успешной, комсомол решил и далее проводить подобные мероприятия. Однако, после "комсомольского рождества" начала 1923 г. во властные инстанции хлынул поток жалоб, особенно от крестьянства. Провальными для комсомола стали очередные выборы в советы. Масштабного снижения уровня религиозности масс в результате "штурмового натиска" на религию не произошло, а напряженность во взаимоотношениях власти и населения благодаря антирелигиозной деятельности государства усиливалась. Комсомол являлся государственным механизмом, усилившим эту напряженность.

В апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) признал: "Нарочито грубые приемы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательства над предметами веры и культа взамен серьезного анализа и объяснения не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков". В преддверии пасхи 1923 г. ЦК РКП(б) была принята инструкция "Об антирелигиозной кампании во время пасхи", где предписывалось "перенести центр тяжести на научное объяснение происхождения религиозных праздников". Отныне «комсомольскую пасху» и «комсомольское рождество» рекомендовалось сосредоточить в стенах клубов, предприятий и казарм в виде массовых вечеров с докладами и инсценировками. Один из циркуляров указывал, что «антирелигиозная пропаганда должна вестись в форме разъяснений естественно-научных и политических, подрывающих веру в бога». Безбожные праздники разрешалось отмечать только в городах, но не в деревне, где комсомольцев прозвали «надругателями».

перед рождеством

Однако после того, как Сталин на партсъезде 1927 года указал товарищам на недопустимое ослабление антирелигиозной борьбы, антирождества снова вошли в обиход.   Так, антирождество 1930 года по своему размаху не знало себе равных. К безбожному карнавалу, возрождённому после шести лет забытья, на предприятиях и в учреждениях готовились как к первомайской или октябрьской демонстрации. Декабрьский «Антирелигиозник» рекомендовал изготовление антирождественских костюмов под названиями «ловец», «паразит», «святой мусор», «поповское орудие» и содержал обширные методические материалы для организации детского безбожного досуга. Юным гражданам предлагались игры «безбожный поход», «поп бежит», «безбожный автомат», «антирелигиозный тир», где надо было бросать мячи в мишени, изображавшие священников и церкви. На нужды маскарада городские власти выделили из имущества закрытых храмов кресты и церковные облачения.

Массовое гуляние жителей Москвы в день Рождества из-за сильных морозов не состоялось и было перенесено на Крещение. К вечеру 19 января в Парке культуры и отдыха собралось около ста тысяч человек, там были отряды факельщиков, оркестры, плакаты и, конечно, грузовики с ряжеными комсомольцами. Среди огромной толпы то там, то здесь стихийно вспыхивали костры из икон, церковных книг, карикатурных макетов, гробов религии. Корреспонденты восторженно описывали инсценировку, показанную недалеко от Парка культуры, на катке «Красные Хамовники»: «Боги и попы с церковными песнями бросились, махая крестами, на «пятилетку», появился отряд будённовцев и дал залп, от выстрелов загорелась церковь, церковь сгорает; этот пожар церкви был показан чрезвычайно эффектно». 

комсомольское рождество3



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить