Главная » Корзина, картина, картонка и.... Быт москвичей

"Купите билетик": московские барышники

« Назад

24.03.2014 13:30

Барышник - перепродающий по повышенной цене театральные билеты.

(Новый толково-словообразовательный словарь русского языка. Автор Т. Ф. Ефремова).

 

Чтобы попасть в московские театры, например, на спектакль Большого театра, очередь в кассу традиционно приходилось занимать задолго до рассвета. Тем, кому не хотелось тратить время на многочасовое ожидание, всегда были готовы прийти на помощь «барышники» – спекулянты билетами.

очередь

«Приходите в какое угодно время в кассу Большого театра, вам ответят лаконически  «все билеты абонированы». Но при выходе из кассы вас окружает толпа подозрительных личностей и предлагает всевозможные билеты, только по ценам, доступным разве для избранных баловней фортуны, вместо обыкновенной цены за кресло в 1,5-2 руб. с вас спрашивают 5 и 8 руб., за ложу в 6-8 руб., в 12 и 20 руб. И грустно, и возмутительно, что это творится средь бела дня, в присутствии охранителей порядка». (из московских газет 1868 г.) 

В начале XX столетия билетами за двойную цену торговали «красные шапки» – рассыльные, дежурившие возле театрального подъезда. Современник отмечал, что возле Художественного театра «барышников» не было, поскольку подпольная торговля билетами была сосредоточена в находившейся рядом овощной лавке. Со временем в Москве появились профессиональные «барышники», которых называли «якупчиками» и «жужжалками».

«У Лимбаха были странные, запутанные отношения с одним человеком, который, насколько я понимаю, заправляет театральными барышниками. Вполне уголовный типаж. Очень высокий, малоприятный субъект с кирпичного цвета физиономией. Одевается в американские костюмы, все время насвистывает…» (Борис Акунин «Весь мир театр»).

МХТ 1903

В 1914 году газета «Голос Москвы» писала:

« Якупчики” – аристократия барышников. Они так называются по имени главного барышника.  «Жужжалки» – парии. Это те несчастные, которые дрогнут на морозе день и ночь и с таинственным видом предлагают проходящим мимо театра:
   – Вам билетик на сегодня? Или на бенефис?

Они же стоят в очереди у кассы. Если тот, которому предлагают, враг барышничества и вздумает позвать городового, чтобы отправить предлагавшего в участок, то из этого ровно ничего не выйдет: при обыске у «жужжалки» никаких билетов не найдут.

Если же проходящий пожелает получить билет, то «жужжалка» ведет его в Охотный Ряд или куда-нибудь под ворота и просит ждать, а сам бежит в трактир «Лондон» и вызывает оттуда «якупчика», приводит его под ворота, где и происходит продажа билета.

«Якупчик», наживший сумму на продаже билета, дает несколько копеек за комиссию «жужжалке», который только этими грошами и питается.

«Барышников» в Москве более ста. Они почти все известны полиции, которая, впрочем, ограничивается только составлением протоколов, передающихся мировому судье Лубянского участка. Судья их штрафует крупно, но «барышникам» штрафы нипочем:

- Недорого! – говорят и платят штрафы с огромных барышей.

 «Жужжалки» отсиживают, но они попадаются редко.
Недавно судили одного из крупных «барышников» за оскорбление городового на посту. Мировой судья приговорил его к штрафу в 20 рублей. «Барышник» тут же вынул толстый бумажник и спросил судью:

- Позволите уплатить сейчас?

Но судья не принял штрафа, пока приговор не войдет в законную силу. А к этому времени «якупчик» наторгует сотни рублей и приготовит новый штраф.
 Так благоденствуют в Москве театральные «барышники»».

Конечно, с театральными барышниками пытались бороться. В Уголовном кодексе Российской Империи имелась специальная статья,  согласно которой за перепродажу с прибылью билетов казенных театров полагался штраф, арест и высылка из столичных городов. Мировые судьи привлекали виновных к ответственности, у театральных касс выставляли посты полиции, строго следили за кассирами, сотрудники в штатском патрулировали Театральную площадь, Сретенский бульвар возле популярного народного театра «Скоморох», потом, когда появился МХАТ, и в Камергерском переулке, - ничего не помогало. Билеты скупались через третьих лиц, через подкупленных кассиров, капельдинеров, печатали фальшивки. Полиция задерживала отдельных «распространителей», но вместо них немедленно находились новые. Контингент продавцов был известен – днем они торговали где-нибудь на Сухаревском рынке брюками «в разнос», а вечером шли к театру, чтобы торговать билетами.

"Барышничество театральными билетами"

"Вечером 11 октября близ Большого театра полиция задержала какого-то молодого человека, который по возвышенным ценам перепродавал билеты в Большой и Новый театры. Задержанный назвался мещанином Карлом Скальбергом. При обыске у него нашли 13 театральных билетов. Барышник привлечен к ответственности." 

"Московский Листок", 26 (13) октября 1902 

В 1910 году к борьбе с московскими барышниками были привлечены агенты сыскной полиции. После трех месяцев наблюдений они выявили всех «барышников» (около 50 человек) и вскрыли их систему конспирации. Полученные сведения позволили полиции арестовать главаря спекулянтов – «клинского мещанина» Ш. У. Якубчика, носившего кличку Король и считавшего себя абсолютно неуязвимым. Во время обыска у него на квартире были обнаружены бумаги, из которых стало известно, что месячный доход главного «барышника» достигал порой свыше полутора тысяч рублей, а в год он «зарабатывал» 10–15 тысяч. 

судья

Разбирательство дела Якубчика и Смирнова должен был вести мировой судья Лубянского участка г. Маттерн, прежде уже несколько раз судивший «Короля». Ажиотаж вокруг этого дела был немалый – в камеру (зал судебных заседаний)  судьи набилось до двух сотен зрителей, главным образом барышников, работающих на «Короля». И в  очередной раз процесс против Якубчика окончился ничем. На выходе из суда его ждала толпа «подданных», устроивших защитнику «Короля», адвокату Варшавскому, настоящую овацию, длившуюся, покуда подзащитный и его адвокат не уехали на извозчике в ресторан, чтобы отметить удачное окончание дела. Толпа же осталась возле суда, и, когда на улицу вышел господин Васильевский  в сопровождении подчиненных ему кассирш, их встретили оглушительными криками и свистом. Перепуганный Василевский  и его барышни дали деру, а вслед ним, бегущим по улице, неслось победное улюлюканье барышников.

Снова выйдя сухим из воды, «Король» взялся за старое, и в течение 1912-го года прибрал к своим рукам весь билетный бизнес в Москве. Якубчик стал фактически диктовать цены на театральные билеты, и  дело дошло до того, что осенью, с началом нового сезона, учащаяся молодежь, желая «сбросить якубчиково иго», попыталась учредить «Общество борьбы с театральными барышниками». Говорят, что Якубчик и его люди, узнав из газет  о начале очередной компании против них, долго смеялись, а потом «Король», которому было лишь 38-мь лет, за подписью «Старый кассир» опубликовали в «Московском листке» заметку увещевательного характера, завершив её такой фразой: «Вы хотите бороться со старыми волками? Бросьте, молодые люди! Ничего у вас не выйдет. Только неприятностей и сраму наживете. Уж поверьте старику: такие попытками предпринимались  не раз, и более серьезными людьми, но всякий раз барышники брали верх».

Несмотря на операции, проводимые сыскной полицией, барышники продолжали свое малопочтенное, но доходное занятие. Об этом свидетельствует приказ градоначальника Адрианова, изданный в начале 1914 года. Чтобы не допускать барышничества, приставу 3-го участка Тверской части предписывалось «назначать на дежурство под колонны Большого театра ежедневно отличенных наибольшим доверием начальства городовых 1-го разряда».

Сомов

В деятельности  московских театральных барышников перерыв наступил только однажды – когда во времена военного коммунизма большевики отменили деньги, а театры практически прекратили свое существование. Однако,  как только вернулись первые и возродились вторые, немедленно воскресли и спекулянты билетами.  Уже десять лет спустя после процесса над Якубчиком и  его статьи в «Московском листке» газеты опять  удрученно писали о том, что доступ в академические театры полностью контролируется барышниками: «Путем каких-то таинственных связей они имеют в своем распоряжении билеты едва ли не в момент открытия касс, и таким образом доступ в театр для лиц, не могущих переплачивать миллионы (тогда из-за инфляции счет шел «лимонами») за каждый билет, является совершенно невозможным».

Московские барышники проникли и на страницы литературных произведений,  став полноправными героями многих книг.

Помните, у М.Булгакова в «Мастере и Маргарите» описывается очередь за билетами в Варьете на сеанс «магии с разоблачениями»  месира Воланд?  Так вот, М.Булгаков не забыл упомнять, что во главе огромной очереди к кассам театра, стояли «два десятка хорошо известных в театральной Москве барышников».

А в «Конторе объявлений Антоши Ч.» А.Чехов  выводит юмористическое объявление Артели театральных барышников: «Сим имеет честь уведомить, что, для удобства публики, она избрала своим местопребыванием портерную, близ театра. Ввиду предстоящего приезда знаменитой Сары Бернар, вошла в соглашение с кем следует и предлагает услуги».



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить